кто сжег москву в 1812

Это прямо сюжет для романа. Даже название уже придумал: “Золото Рябушинских”. Глухая тайга, пропавшие экспедиции, отшельник в скиту, бутылка спирта на столе…. Хоть кино снимай. Но кино снимать не умею, поэтому написал много букффф об этой истории.

Золото Рябушинских
Усть-цилемский хранитель сокровищ российских миллионеров унес тайну клада в могилу

Сто лет назад, в неспокойном 1918 году, на территории современного Усть-Цилемского района Республики Коми были спрятаны несметные сокровища известных российских миллионеров Рябушинских. Тайна клада на притоке Пижмы реке Умбе много десятилетий притягивала в этот глухой угол искателей приключений и кладов. Но, несмотря на все уговоры и угрозы, хранитель клада Сидор Нилович Антонов никому не открыл заветное место. Девяностолетний старик почти всю жизнь прожил около сокровищ и тихо ушел из жизни в 1983 году. Его охотничий домик уже не стоит в лесу. Но неподалеку от этого места до сих пор хранятся бочки с царскими золотыми монетами, которые привезли на север Рябушинские. Журналист Республики встретился с людьми, которые в свое время побывали в скиту Сидора Антонова и лично познакомились с хранителем легендарного клада.

Встреча на Умбе
Геолог Вячеслав Лихачев один из немногих сыктывкарцев, кто встречался с хранителем клада. Хотя он тогда и не знал ничего про золото, но колоритный старожил северного леса произвел на молодого геолога незабываемое впечатление. Встреча произошла в 1975 году. Вячеслав Лихачев тогда работал в составе экспедиции по исследованию пижемского месторождения титана.
Как-то мы плыли вниз по Умбе. Неожиданно я заметил на скалистом берегу фигуру человека. Мы не ожидали никого встретить в такой глуши. И заинтересовавшись, кто это может быть, подплыли к берегу, рассказал собеседник.
Там геологов встретил колоритный бородатый старик. В старом пиджаке, в каком-то платке, надетом на голову для защиты от комаров, с ружьем, висящим за спиной на веревке. Звали старика-старовера Сидор Нилович Антонов. Он поведал, что уже много лет живет один в лесу, затем пригласил неожиданных гостей в свою избушку. В маленьком, вросшем в землю домике геологов поразила огромная куча старинных церковных книг. Фолианты в металлических и кожаных переплетах стопками лежали на полу и занимали чуть ли не половину комнаты. Геологи наскоро пообщались со стариком, оставили ему сгущенку, тушенку, сухари и антикомарин. Сидор Нилович в ответ показал гостям свою короткую тропу к Печорской Пижме. Там они и расстались. Через несколько лет Вячеславу Лихачеву довелось снова посетить те места, но старика уже не было в живых, а на месте его избушки лишь чернела куча головешек.

Путешествие Белки
В начале шестидесятых годов в гостях у Сидора Ниловича побывал известный корткеросский краевед, педагог и турист Анатолий Смилингис.
В 1963 году туристы нашего клуба Белка на байдарках прошли более шестисот километров по реке Вымь. На истоки Выми мы перебрались с реки Средняя, впадающей в Умбу, приток Печорской Пижмы. Восьмисоткилометровый маршрут мы преодолели за тридцать пять дней. С тех пор маршрут никем не был повторен. К походу готовились более года. Нормальных карт не было. Сведения собирали путем опросов, переписки с охотниками, геологами, изучили доступную литературу, рассказал он Республике.
В походе помимо самого Анатолия Смилингиса участвовали четверо парней и две девушки:
Прибыв в Усть-Цильму, отправились к нашему знакомому Волосникову, с которым в Корткеросе ходили исследовать рудники Колесово на реке Локчим. Волосников принял нас как старых друзей. Он тогда работал военным комиссаром и район знал хорошо. Рассказал, что в устье реки Средняя на Умбе, где пролегает наш путь, проживает Антонов, знающий волок из Средней на истоки реки Вымь. Антонов живет отшельником, является наставником старообрядцев Пижмы. Посоветовал при встрече без разрешения в дом не заходить, вещей не трогать. И быть осмотрительными. Рассказал, что еще в тридцатых годах в тех местах бесследно исчезла экспедиция военных.
Прилетев в село Замежное на Печорской Пижме, туристы по навесному мосту переправились в село. Вода в реке чистая и стремительная, на дне видны камни. Остановились в местной школе. Директор школы, извещенный военкомом о приезде туристов, принял их хорошо. Предупредил, чтобы при встречах, разговорах с людьми не курили, в дом без разрешения не заходили, воду из колодцев не брали. Сказал, что Антонов, с которым группа планирует встретиться, недавно был в Пижме. Теперь он на Умбе. Подсказал проводника с лодкой для доставки вещей, байдарок до устья Умбы. В качестве сувениров туристы купили у местного мастера знаменитые пижемские ложки, расписанные заставками старинных книг.
Проводник Яша, согласился отвезти байдарки и снаряжение до нужного места Яранского мега. Утром на лодке отправили груз: три байдарки, две палатки, спальные мешки, продукты на месяц пути. Сами туристы пошли пешком по скалистым берегам, заросшим лиственницами. На берегу наткнулись на избу, стены которой, как сапог, блестели от вековой сажи и были расписаны посетителями от потолка до пола. Среди прочих обнаружили надпись, сделанную в 1812 году. У Яранского мега туристов поджидал с вещами проводник Яша. Яранский мег по кругу пятьдесят километров, напрямую всего три. Поэтому вещи решили перенести, так как дальше Печорская Пижма течет по порогам. Яша рассказал, у порога Ворон вместе с кинорежиссером Михаилом Заплатиным как-то провел целый месяц, ожидая прыжка семги. А в фильм вошло всего десять секунд этого прыжка. Днем перенесли вещи и байдарки. Заночевали у деревни Новожиловская, в которой один дом. Утром на байдарках поплыли дальше. В пути встретились с геологами, ведущими поиск алмазов. Руководитель экспедиции с гордостью показала пару крупинок, первых, по ее словам, алмазов, добытых в Коми. Для этого они промыли более трех тысяч тонн пижемских песчаников. Преодолев порог Великий, вошли в Умбу. По реке до избы Антонова двенадцать километров.
Изба Сидора Ниловича стояла на небольшом, окруженном ивняком лугу, описал Анатолий Смилингис. Рядом лодка и сети. Стол из лиственничных бревен, по сторонам которого скамьи. Появился бородатый дед. Поздоровались. Сказали, что мы туристы. Попросили разрешения поставить палатки, переночевать. Если добрые люди, оставайтесь, сказал дед и скрылся за дверью. Расположились. Приготовили обед. Обговорили план разговора. Коля постучал в окно, пригласил пообедать. Сидор Нилович подошел со своей посудой. Начали кушать. Я спросил: Дедушка, кругом живут коми, как здесь оказались русские? Нилович разговор принял. Сказал, что здесь живут новгородцы. Пришли сюда за веру сынки, за истинную веру! Они не курят, не пьют. Земляные яблоки картофель не едят. Юра перебил: И вы не пьете? Грешен, ответил Нилович. Юра разлил спирт. Старик не возражал, выпил вместе с нами за добрых людей и больше не прикасался.
По словам краеведа, отшельник рассказывал об истинной вере, людях, охоте, рыбалке, медведе, Великопоженском монастыре. Читать по книгам его научил отец. Историю он знал по фамилиям царских семей. Показал три кожаных старинных фолианта. Рассказал о карательном воинском отряде, тайно прибывшем в Великопоженский скит 7 декабря 1743 года. О переговорах и о самосожжении за веру. Прочитал фамилии сгоревших. По его словам, о прибытии карательного отряда знали. Книги и иконы доверенными людьми заранее были спрятаны в лесных избах. Сидор Нилович говорил со знанием дела, как будто все случилось вчера. Чувствовалась жизнь в одиночестве, потребность высказаться, поделиться. Заверил, что книги, которые оставил ему отец, не пропадут, так как они в надежных руках.
Также северный отшельник рассказал о собирателе книг, приехавшем на Умбу из Ленинграда, ученом Владимире Малышеве. Как тот выпросил несколько книг и обещал привезти рыболовные сети, блесна, но так и не появился. Малышев в вышедшей в 1960 году книге Усть-цилемские рукописные сборники ХVI-XX веков упоминает о подарке Антонова.
Анатолий Смилингис назвал и точное место, где находилась изба Антонова. Как раз напротив этой полянки в Умбу впадает река Средняя.
Еще раз краеведу довелось встретиться с Сидором Ниловичем в деревне Скитской в 1965 году. Тот принял туристов хорошо и угостил соленым хариусом.
Уже потом Анатолий Смилингис узнал, что Сидор Антонов хранитель золота московских купцов-старообрядцев Рябушинских, спрятанного в пещерах реки Средняя. Смилингис сделал несколько интересных портретов хранителя клада и предоставил их Республике. Эти снимки печатаются впервые.
Братья-миллионеры
Мало кто сейчас помнит и знает, кто такие купцы Рябушинские и как их золото оказалось в Коми крае. А до революции эта семья миллионеров была хорошо известна в России. Основателями династии стали калужские крестьяне-старообрядцы братья Василий и Павел Рябушинские, открывшие в 1830-х годах несколько текстильных фабрик. В 1867 году они учредили торговый дом Братья Рябушинские. Семейное дело унаследовали шестеро сыновей Павла Михайловича, в 1902 году основавшие Банкирский дом братьев Рябушинских. Ведущие промышленники-финансисты России, миллионеры Рябушинские в начале XX века стали хозяевами предприятий текстильной, лесной, полиграфической, стекольной промышленности, контролировали несколько банков.
Еще в 1913 году Рябушинские провели встречу с крупными учеными Владимиром Вернадским, Владимиром Обручевым, Василием Соколовым, в результате которой миллионеры оказались сильно заинтересованы в коммерческих и научных перспективах добычи в России радиоактивных материалов. В 1914 году Рябушинскими были организованы и профинансированы две научные экспедиции в Забайкалье и в Фергану, имевшие целью поиск месторождений радиоактивных элементов. Экспедиции оказались неудачными, крупные месторождения открыты не были.
В 1902 году братья, развивая кредитный бизнес, доставшийся им от отца, основали новое банковское учреждение банкирский дом Братья Рябушинские. В 1912 году банкирский дом был реорганизован в Московский банк c капиталом двадцать миллионов рублей. К 1917 году банк с капиталом в 25 миллионов рублей стал тринадцатым по величине в России.
После революции все братья эмигрировали, оставив в России немало тайников с сокровищами. Так, в московском особняке Рябушинских только через семь лет после их отъезда случайно обнаружили потайную комнату, а в ней сорок живописных работ русских художников, в числе которых полотна Брюллова, Тропинина, Репина, Серова, Врубеля, Кустодиева, восемьдесят акварелей русских и европейских мастеров ХIХ начала ХХ века, картины французских живописцев, работы Родена и другие раритеты. Газеты тогда писали: Когда Рябушинский бежал за границу, он, видимо, мечтал, что скоро вернется к своим сокровищам.

Освоение Севера
В начале Первой мировой войны, в 1914 году, заинтересовавшись богатствами Русского Севера, Рябушинские на свои средства снарядили для работ в бассейне реки Печоры геологоразведочную экспедицию с целью найти месторождения золота, угля и нефти. Возглавил экспедицию профессор Московского университета, уже тогда известный геолог Александр Чернов (позже он прославился как первооткрыватель Печорского угольного бассейна). База экспедиции находилась в селе Усть-Цильма. Курировал работу Павел Рябушинский.
Интересно, что работы в Усть-Цилемском районе продолжались и после революции в 1918 году. Уехав во Францию, Рябушинские верили, что большевики пришли к власти ненадолго. Поэтому братья из эмиграции финансировали работы и каким-то образом завезли для этого в Усть-Цильму вместе с оборудованием около двухсот тысяч золотых рублей. Весной 1918 года в избушку на Умбу приплыли в лодке местный купец Ефрем Кирилов и профессор Чернов. В лодке под брезентом были тяжелые, окованные железом ящики. А в них золото.
Будучи старообрядцами, Рябушинские доверили хранение денег своим единоверцам. И не ошиблись в выборе. Уже давно никого нет в живых из участников событий тех лет, а надежно спрятанное золото так и лежит в лесной пещере.

Конец императора тайги
Помимо золота московских миллионеров Сидор Антонов сохранял и не менее ценное наследие своих предков из старообрядческого Великопоженского скита. Скит был основан на Пижме в начале XVIII века игуменом Кирилло-Белозерского монастыря, иноком Иоанном. Зимой 1743 года в деревне Скитской сожгли себя 114 старообрядцев. Но жизнь в деревне продолжается и поныне. Здесь сохранился дом Сидора Ниловича.
В Скитской до революции была богатая часовня. Общину поддерживало Преображенское кладбище в Москве, а деньги давали лично Рябушинские, также староверы поморского согласия. Наставником общины перед революцией был Ефрем Кирилов, родственник Рябушинского по жене зять. Ефрем торговал мехом, разбогател и мечтал о власти над всей тундрой. Он даже обращался к царю с просьбой продать ему эти земли, но получил отказ. После революции между Кириловым и большевиками началась настоящая война. У Кирилова был вооруженный отряд. Так как силы большевиков на севере тогда были слабы, то Кирилов сумел установить свою власть над родным краем. Он хотел создать чуть ли не свое старообрядческое государство. Активно вел переговоры с англичанами, получил от них через посредничество Рябушинского оружие и вооружил своих сторонников. Войну с большевиками Кирилов вел несколько лет с переменным успехом, все требовал от них признать его право на эти земли. В 1921 году он был схвачен вместе с двумя своими братьями. Большевики требовали от братьев, чтобы они отдали золото. Привезли их в Усть-Цильму и пытали. Потом заставили самих выкопать могилы и снова пытали. Братья золота не выдали, их сбросили в яму и закопали живыми.
По воспоминаниям односельчан, которые записал писатель Лев Смоленцев, Ефрем Кирилов за год до смерти показал землякам ценности скита: две яндовы, наполненные золотыми реликвиями и драгоценностями. В 1920-1930-х годах Архангельское ОГПУ трижды арестовывало жену Ефрема Авдотью, желая узнать, кто и где спрятал золото. Но тайну золота знал только Сидор Антонов.

Исидор Нилыч
Сидор (или по-местному Исидор) Нилович Антонов был мужем сестры Кирилова. Ему и доверили сохранить сокровища. Прятал он и древние книги скита, и оружие людей Кирилова. Был он также наставником пижемских старообрядцев. Еще в 1921 году отец Сидора Нил поручил сыну наставничество.
Вскоре после расстрела Кирилова Сидор увез на лодке вверх по течению Умбы шесть запечатанных бочек книг и церковной утвари. На вопрос сына, сколько лет ему сидеть в тайге и стеречь тайник, Нил ответил, что до смерти или до второго пришествия Христа. Сидор прожил около кладов до весны 1978 года, потом доживал свой век в деревне.
Кроме сокровищ скита он прихватил с собой и бочки с золотыми монетами средствами Рябушинских.
С 1930 по 1980 год на Умбу к Сидору неоднократно приезжали охотники за сокровищами. Они назывались журналистами, геологами и учеными и надеялись выяснить, где клад. Но все попытки подкупить или испугать хранителя остались безуспешными. Когда милиция приехала с обыском, у него под столом были ружье и топор. Говорят, не все искатели сокровищ смогли вернуться с Умбы. Некоторые так и сгинули в глухих лесах.
Местные жители утверждали, что своими глазами видели и древние образа, и золотые монеты. Описывают четыре больших берестяных туеса, полностью заполненных золотыми пятнадцатирублевыми монетами царского времени.
У Сидора было две дочери и два зятя. Но он считал их недостойными этого золота, поэтому и им тайну клада не открыл. Куда делось золото, никто не знает. Говорят, что незадолго до смерти приезжали на Умбу сотрудники из прокуратуры или милиции (а может, самозванцы), сделали у него обыск и увезли четыре ящика старинных книг. Другие сокровища так и не были найдены.

Последний скит
Исследованием и поиском умбинских сокровищ активно и целенаправленно много лет занимался известный сыктывкарский писатель Лев Смоленцев. Двигал им не корыстный интерес, а желание раскрыть старинную тайну. Он познакомился с Сидором Антоновым в 1979 году, затем неоднократно встречался с ним и убеждал того сдать ценности государству…. (продолжение по ссылке: )
Артур АРТЕЕВ

Leave a Comment