Глава 6 обрывки памяти

Глава 6 Обрывки памяти
Часть 13

Крепость

Ночь

Тишина

Я иду вдоль кирпичной стены. Прикосновение, и бесплотная рука погрузилась в стену. Это снова сон. Сон-воспоминание. Воспоминание, которое не принадлежит мне. Воспоминания Деймоса

Отыскать спящих солдат не составило труда. Молодой офицер лежит на кровати свесив руку. Часы показывают три ночи. Интересно, где я? В какой уголок памяти закинуло на этот раз? Крепость смутно напоминает что-то знакомое. Место, где я не был, но видел по фотографиям. Очень важное место

На улице послышался шум, и я вышел посмотреть на его причину. Одинокий паренек тащит пустую флягу на тележке у которой сильно скрипят колеса. Сама фляга постоянно трясётся и ударяясь о корпус телеги еще больше усиливает шум. В ночной тишине звук получается слишком громкий. Зачем ему вода? Крепость имеет водопровод. Или он не работает?

– Который день без воды сидим – недовольно пробурчал паренек и покинул крепость через арку. И на кой черт ему понадобилась вода в три ночи?

Два молодых солдата вышли из-за приземистой постройки и размеренно пошли вдоль стены. Патрулируют, нет сомнений. Странно, но войной здесь не пахнет. Или это воспоминание не из войны? Деймос, живущий у меня в голове, где же ты? Появись!

Деймос не появился. Зато появился всадник. Верхом на лошади он галопом влетел в крепость через арку. Ту самую, через которую несколько минут назад вышел паренек с флягой. Проскакав до штаба полка, который располагается в кольцевой казарме, всадник спрыгнул с лошади и через секунду исчез за дверью. Но я успел как следует разглядеть его. В воспоминании это не составляет сложности. Молодой и высокий парень. Лица не увидел, но увидел, что он широк в плечах и имеет отличную осанку. Ладно сидящая офицерская летняя форма и фуражка с черной полосой по окружности. В кобуре пистолет ТТ. Сапоги начищены до блеска. Немедля я рванул вслед за всадником и преодолев тридцать метров расстояния, прошел сквозь дверь словно привидение.

Внутри довольно темно. Света тускло светящейся лампочки не достаточно. Солдат, дежуривший у входа, догнал всадника в коридоре и остановил под угрозой применения оружия. Я наконец-то узнал всадника. Дементьев Дмитрий! Он же Нефилим Деймос. Но зачем он здесь?

– Я тебе повторяю, – рычал Дмитрий на солдата, не обращая внимания на направленное в грудь оружие, – нужно поднимать всех и выводить из крепости. Приказ был час-два назад, но я не вижу выполнения! Немец уже близко. Скоро начнется.

– Провокация. Командование приказало не тревожить, – ответил дежурный.

– Бронепоезд движется! практически сорвался на крик Дементьев. Полчаса-час и начнет бить артиллерия. Вы не понимаете, в центральном острове оставаться нельзя. Ударят скорее всего со стороны Тереспольского укрепления.

– Боец, как твоя фамилия? спросил дежурный.

– Дементьев, – ответил Деймос-воспоминание.

– Дементьев, ты же понимаешь, – дежурный опустил оружие и положил руку на плечо Деймоса.

Тот действовал стремительно. Обезоружив дежурного, он схватил его за грудки и поднял в воздух словно пушинку. Голубые глаза Дементьева стали подобно льдинкам. Он прорычал сквозь зубы: – Был приказ генерал-лейтенанта на вывод частей 42-ой дивизии из крепости. Почему он не выполнен?

– Ты сдурел, солдат? испуганно спросил дежурный. Я ничего не решаю. Что мне сделать?

Дементьев отпустил дежурного, повернулся спиной и сняв фуражку, свободной рукой взъерошил волосы. Шипящий мат полился плотным потоком.

– Ты понимаешь, что я ничего не решаю – продолжил дежурный. Оба под трибунал пойдем

– Да некому под трибунал будет идти! крикнул Дементьев. Некому! Камня на камне не оставят от крепости. Беда будет

Махнув рукой, Дементьев покинул штаб полка. Прыгнув на лошадь, он галопом помчался в Тереспольском направлении.

Я приблизился к стене штаба полка и сел на траву. Тереспольское укрепление. Брест. Три ночи. Война. Двадцать второе июня сорок первого. Осталось меньше часа

Деймос, тот что живет в моей голове, бесшумно сел рядом. Смурной и будто не выспавшийся.

– Страшно? спросил он.

Я кивнул.

– Будет еще страшнее Попроси, и я прерву воспоминание. Тебе нужны ответы. Там, в реальном мире, у тебя проблема. Я все объясню. Ее можно решить. Я почувствовал вмешательство в твое сознание и знаю чьих это рук дело.

Я медленно покачал головой:

– Потом Все потом Если я должен увидеть произошедшее в крепости, то увижу! Задуманное нельзя менять

– Будет много очень много – пробормотал Деймос.

Я вопросительно взглянул на него.

– Смерти боли горя – ответил он. Осталось меньше часа

– Знаю, – кивнул я, и внимательно посмотрел на Деймоса: – Почему ты пришел так поздно? Ты Нефилим! Бог ужаса. Твоих способностей должно было хватить на более серьезное вмешательство. Можно было вывести людей из крепости. Организовать оборону. Атаковать первыми. Почему? крикнул я. Истерика снова начинает преобладать над трезвым рассудком.

– Потому что я Нефилим, – ответил Деймос, став совсем поникшим. Это игра ангелов. Я – вне игры. Я смертный. Пули наносят вред. Пули лишают меня силы. Для подпитки нужны ангелы, а это уже война. У меня были договоренности с некоторыми, но та сила что доставалась крупицы. На этой войне я много раз оказывался на грани смерти. Я делал все возможное. Я делал

Деймос поднялся и пошел. Отдалившись на десять метров, он повернулся и сказал: – Наблюдай. Не буду мешать

Деймос растворился. Я остался один. Есть еще Деймос-воспоминание. Лейтенант Дементьев Дмитрий, находящийся на территории крепости и пытающийся изменить ход событий. Но у него не получится. Это мне известно

Время пролетело незаметно. Возможно в воспоминании это нормально. Может я отмотал его сам того не желая

Начался рассвет. Ад пришел внезапно. Земля содрогнулась под ногами, а в небе появились вражеские самолеты. Все потонуло в огненных вспышках. Снаряд разорвался в паре метрах от меня. Земля вспухла и влетела в воздух. Я упал на землю. Страх сковал и не позволил двинуться. Закрыв голову руками, попытался не слышать и не видеть происходящего

Снаряды Десятки. Сотни. Тысячи. Артиллерия бьет без останови. Бьют шестисотмиллиметровые мортиры, специально созданные для штурма крепостей и ломающие зданиям хребты словно игрушечным.

Бомбежка шла долго. Может пол часа, может час, а может все три. Я пытался спрятаться. Зная, что не могу быть убитым. Но даже будучи фантомом мне было очень страшно. Страшно наблюдать происходящее. Паника подвела. Солдаты выбегали на улицу и погибали. Офицеры не могли добраться до казарм. Большая часть командного состава оказалась уничтожена прямо в квартирах. Очень много погибло в первые минуты. Снаряды били по казармам, мостам и стенам. Из-за повреждения мостов выход из крепости оказался отрезан. Большими и малыми группами борцы стали прорываться из крепости прямо через реку. Враг знал куда нужно бить и делал это очень умело.

Обстрел стих резко. Пыль, поднятая бомбежкой, стала оседать. В казармах разгорелся пожар. Я побрел в сторону площади Цитадели. На глаза попался солдат с оторванными по колена ногами. Еще живой. Застланные пеленой страха и боли глаза ничего не видят. Руки скребут по земле. Он пытается выбраться из воронки в которую его отбросило ударной волной. У меня закружилась голова и я сел рядом с солдатом.

– Прости братишка, – прошептал я. На глаза проступили слезы. Вытерев их, я попытался дотронуться до солдата, но рука не почувствовала преграды. – Прости я не способен помочь тебе

Солдат жил еще полминуты, а затем затих. Смерть пришла за ним.

– Организовать оборону! – послышалось с площади Цитадели. – Немец наступает!

– В рукопашную! – раздался где-то рядом командирский приказ.

Вскочив на ноги, я побежал в направлении трехарочных ворот. На полпути свернул к сильно поврежденному зданию и увидел, как группа наших солдат пошла в атаку на сильно превышающий количеством отряд врага. Атака в мгновение превратилась в сплошное месиво. Парень в измазанной кровью рубашке сбил немца с ног и тут же размозжил его голову камнем. Раз за разом поднимая камень, он опускал его на разбитый в сплошное месиво крови, костей и мозгов череп. Другой немец выстрелил и парень упал на только что поверженного врага. Выстрелы Крики… Стоны боли

Бой закончился стремительно. Немец не отступил. Отступили наши. Переместились в здание инженерного управления и засели в нем. Немец не отступил по причине полного уничтожения. Только один офицер выжил и оказался захваченным в плен.

– Да, именно так все было, – сказал вновь появившийся Деймос. – Языка захватили в первом бою. Причем больше рукопашном. С оружием и патронами здесь плоховато

– Где Дементьев? – спросил я трясущимися губами.

– Я? – удивился Деймос и показал в сторону трехарочных ворот. – Я там. Бьюсь за мост в компании трех восемнадцатилетних ребят

Я поднялся и побрел в нужном направлении. Зная нужное направление интуитивно

Мост сильно пострадал, но все еще держится. От сильной бомбежки рядом с ним образовался отвал из свежей земли. Именно за этим отвалом лейтенант Дементьев в компании трех молодых солдат принял бой с отрядом немцев, численно превосходящим минимум в двадцать раз. Солдаты грязные и не понимающие что происходит. Совсем зеленые, наверняка майского призыва и еще не нюхавшие пороха.

– Они пока не лезут сильно, – пояснил Деймос, – боятся. Ждут, что сдадимся. Через пару часов отступят и начнут бомбить. И так будет постоянно.

Немцы пошли в атаку. Умело. Продвигаясь малыми группами и прикрывая плотным огнем, тем самым не давая четверке высунуться. Дементьев перезарядил винтовку. Высунулся и подстрелил ближайшего немца прямо в сердце. Ответный шквальный огонь. Пули прошили даже меня и стоящего рядом Деймоса. Дементьева зацепило минимум три раза. Два в грудь и один в плечо. Бойцы испуганно уставились на командира.

– Цепануло слегка – ответил Деменьтьев, готовясь к очередной отаке.

– Ребята не выживут, – сказал Деймос.

Я это понял и без его подсказки. Слишком высокий перевес и слишком незащищенная позиция. Немцам достаточно приблизиться на бросок гранаты и оборонять мост будет некому.
– Сидеть и не высовываться! – рявкнул Деменьтьев на солдат и ринулся на немцев из укрытия. Трое бойцов не стали сидеть и смотреть, а решили поддержать командира дружным ревом В атаку! и кинулись следом. Выстрелить успел только Дементьев и еще один боец с измазанным кровью лицом. Ответный шквальный огонь и четверку буквально изрешетило. Все они упали и остались лежать. Только Дементьев остался стоять на коленях. Повернув голову и посмотрев на своих поверженных солдат, он сказал:

– Зачем?

Еще несколько выстрелов. Пули прошили Дементьева и он упал лицом в сырую землю.

– Живой? – спросил я, вглядываясь в лежащего рядом с молодыми бойцами Дементьева. Дрожь, давно начавшаяся в моем теле, так и не прошла. Слезы, боль, беспомощность. Я начал кричать, зная, что не буду услышан

Когда немцы приблизились к убитым, лейтенант Деменьтьев ожил. Прежде чем они успели понять, что произошло он успел убить четверых ножом. В него стреляли. Он стрелял в ответ. Поднимал оружие врага и снова стрелял. Бой, развернувшийся у моста, прекратился через четыре минуты. Кроме Дементьева не осталось никого. Лейтенант вернулся к крепости и припал спиной к стене. От многочисленных ранений его одежда превратилась в лохмотья. Подняв руку, Дементьев провел ей по лицу, убирая спекшуюся кровь, перемешавшуюся с землей и слезами.

– Это была безумная ярость, – сказал Деймос, глядя на самого себя. – В начале я много убивал и не жалел на это сил. К вечеру я лишусь большей части сил. Буду почти человеком

Дементьев сидел не долго. Встав, он покачиваясь направился в сторону площади Цитадели. Скоро он будет биться плечом к плечу с полковым комиссаром Фоминым

Оборона крепости продолжилась. Бойцы засели маленькими группами в зданиях и не дают немцу пройти. Выстрелы слышатся со всех сторон. Я вновь вернулся к площади Цитадели. Малая группа попыталась прорваться за периметр, но отступила. Крепость заблокирована. Выхода просто не существует. Немец окружил крепость со всех сторон и готовиться к повторному артобстрелу.

– В чем смысл воспоминаний? спросил я, сидя около догорающей казармы.

– Ты должен понять, – ответил Деймос.

– Что именно? крикнул я, снова начиная истерить. Что? Я увидел тысячи смертей. Тысячи! Что понять?

– Мне неизвестно, – сказал Деймос. Мое дело показывать. Твое смотреть. Самое страшное еще впереди!

– Если бы я мог Если бы мог вернутся и попытаться изменить попытаться помочь им

– Это один из тех уроков, что я должен припадать тебе, – сказал Деймос.

– ЧТО? крикнул я. Связки во сне не железные. Голос охрип моментально

– Ты еще не понял – Деймос покачал головой. Если не понял, то продолжай смотреть

Читатель, спасибо что ты с нами! Если тебе понравилась книга “Естественный отбор”, то не забудь поставить лайк Твоя активность очень мотивирует автора

Для тех, кто желает прочитать больше глав книги у нас работает . В ней ты найдешь много новых глав, а так же другие книги автора, бесплатно доступные для скачивания. Так же любую книгу автора можно приобрести в товарах группы. Информация о вступлении в закрытую группу находиться здесь

4 thoughts on “Глава 6 обрывки памяти

  1. Автор, исправь ошибку( не припадать, а преподать), а так- великолепно.

  2. С первых строк узнал Брестскую Крепость, я в ней вахту памяти отстоял

Leave a Comment